Посильнее, чем "Фауст" Гёте (Иоганн Вольфганг Гёте, 1749-1832)

Известнейший немецкий поэт Гёте был известен среди современников и как ученый-естествоиспытатель. В 1781 г. им обнаружено существование межчелюстной кости у человека - положение, оспариваемое многими современными ему биологами. В области ботаники он выдвинул идею о метаморфозе растений. Проследив сходство в строении различных органов растения, он пришел к выводу, что одни органы являются результатом видоизменения других. Ему принадлежали также оригинальные идеи в области морфологии и сравнительной анатомии.

Гёте был наиболее решительным противником теории Ньютона о цвете. Ньютон, по аналогии со звуковой гаммой, выделил семь основных цветов, из которых состоит белый цвет.  Взгляды Гёте сформировались в 1790-1810 гг. и были изложены в "Наброске учения о цветах". В предисловии к этому труду Гёте писал: "...мы занимаемся разоблачением ньютоновой теории, которая до сих пор властно и влиятельно противостояла свободному воззрению на цветовые явления... Мы сравниваем ньютоново учение о цвете со старым замком, который первоначально был возведен ее основателем с юношеской поспешностью, позже, однако, в соответствии с требованиями времени и обстоятельств, постепенно им расширялся и обставлялся, а также в связи с распрями и враждебными нападениями постоянно им укреплялся и оборонялся. Так же поступали его последователи и наследники."

Сам Гёте представлял происхождение цветов следующим образом: "...для возникновения цвета необходимы свет и мрак, светлое и темное, или, пользуясь более общей формулой, свет и не свет. Непосредственно близ света возникает цвет, который мы называем желтым, ближайший к темноте - другой, который мы обозначаем синим. Эти два цвета, если их взять в самом чистом виде и смешать между собой так, чтобы они оказались в полном равновесии, образуют третий цвет, который мы называем зеленым. Но и каждый из первых двух цветов в отдельности может вызвать новое явление тем, что он сгущается или затемняется. Он приобретает тогда красноватый оттенок, который может достичь такой высокой степени, что в нем едва уже можно признать первоначально синий или желтый цвет. Однако самый яркий и чистый красный цвет можно получить преимущественно в группе физических цветов тем, что оба конца желто-красного и сине-красного соединяются. Вот это - живое воззрение на явление и возникновение цветов".

В 1853 г. в своем докладе «Об естественнонаучных работах Гете» Гельмгольц отмечал:  "В естественных следствиях положение Ньютона о сложном и разнообразном составе белого света, который представляется глазу самым простым и чистым из всех цветов, наш поэт, по-видимому, предчувствовал разрушение всего принципа- вот почему это положение представляется ему столь немыслимым, столь невыразимо нелепым. В учении о цветах Гёте мы должны видеть попытку спасти верность непосредственных впечатлений чувств от нападок науки. Отсюда то рвение, с которым Гёте старается развить и защищать свое учение о цветах, отсюда та страстная горячность, с которой он нападает на своих противников, отсюда предпочтение, которое он дает своему учению о цветах перед всеми другими своими творениями, отсюда и невозможность убеждения и примирения."

Гёте всю жизнь считал, что его научные достижения важнее, чем его литературное творчество.

[Лебединский А.В., Франкфурт У.И., Френк А.М. Гельмгольц.—Москва: Наука, 1966.—320 с.]

Частичную правоту теории Гете подтвердили по прошествии более чем двух столетий немецкие исследователи Вильгельм фон Бецольд и Эрнст Брюкке, открыв оптико-физиологический эффект. Оказывается, восприятие цветового спектра меняется в зависимости от интенсивности излучения. В том, что это действительно так, может легко убедиться каждый из нас, понаблюдав через трехгранную стеклянную призму за сиянием звезд на небе. Близкорасположенные к Земле Луна и Венера станут переливаться всеми цветами радуги, в то время как менее яркие и удаленные от нашей планеты светила не будут иметь в спектре желтого и голубого цветов. Оказывается, чем дальше от глаза расположен источник света и чем меньше интенсивность его излучения, тем более трудно различимы для зрения эти два цвета. При определенном критическом расстоянии оно просто делается "нечувствительным" к их восприятию.

Беда Гёте состояла в неверном толковании точно зафиксированного оптического феномена. Считая полосу зеленого цвета не составной частью белого, а порождением пропадающих из поля зрения желтых и голубых полос, он и объяснил, исходя из ошибочного посыла, загадочный светозрительный эффект чередой наложений света и тьмы.

[Бернатосян С.Г. Воровство и обман в науке]

0 комментариев

Еще нет комментариев.

Оставить ответ

%d bloggers like this: