Знание иностранных языков всегда пригодится

В. В. Атласов, предприимчивый устюжский мужик, посланный в 1697 году обследовать камчатские земли, вернувшись в Москву, привез с собой маленького желтокожего человека. Атласов забрал его у камчадалов, которые поведали любопытную историю. Года два назад к их берегу прибило большую лодку с незнакомыми людьми. Непривычные к суровому быту и скудной еде камчадалов, чужеземцы быстро умирали. Остался лишь один. В отчете, составленном в 1701 году, Атласов отмечал: "А нравом тот полоненик гораздо вежлив и разумен". Когда пленник увидел русских землепроходцев, в которых чувствовалась принадлежность к цивилизованному миру, то "зело плакал" от радости. Чужеземец успешно осваивал русский язык. В Москве удалось наконец выяснить, что это - японец. Он был первым японцем, которого увидела Россия. И даже официальные чины не вполне представляли, где находится его загадочная страна и что за люди там живут. Атласов в отчете именовал его "индейцем". В бумагах же Приказа артиллерии его назвали и того хитрее: "Апонского государства татарин именем Денбей".

А энергичный Петр уже строил далеко идущие планы. Передав Денбея под опеку Приказа артиллерии, царь повелел: "А как он, Денбей, русскому языку и грамоте изучится, и ему, Денбею, учить своему японскому языку и грамоте робят человек 4 или 5". Денбей крестился и взял имя Гавриил Богданов, что закрыло ему обратную дорогу в Японию, где христианство было запрещено.

Через некоторое время в помощь обрусевшему Дэнбэю в Петербург привезли еще одну жертву буйства Тихого океана - японского рыбака Саниму, после чего обучение иероглифам попытались поставить «на поток». В 1729 году число «преподавателей» увеличилось. Двоих японцев, доставленных с Дальнего Востока, без церемоний окрестили Кузьмой Шульцем и Демьяном Поморевым. В 1730-м прибыл пятый японец - имя его история не сохранила. Тихий океан, словно отдел кадров, бесперебойно поставлял в Россию новых учителей. Японские язык и письменность, как могли, преподавали и будущим флотским офицерам, и студентам Петербургской академии наук.

Школа переводчиков с японского действовала в Москве до 1739 года, после чего переведена в Иркутск, где просуществовала до 1816 года. И это при том, что никаких дипломатических отношений с Японией установить даже не пытались. Первая попытка установить дипломатические отношения между странами была проведена лишь при Екатерине II - в 1792 году было отправлено посольство-экспедиция во главе с Адамом Лаксманом.

Подробнее см.: https://www.nkj.ru/archive/articles/10415/ (Наука и жизнь, ЯКОВ БРЮС. РЕАЛЬНОСТЬ И ЛЕГЕНДЫ)

0 комментариев

Еще нет комментариев.

Оставить ответ

%d bloggers like this: